словотворчество


2012-03-30 | ксения кириндясова
ДЕРЕВЬЯ

Деревья скрючились на одну сторону
в приливе ненависти к тем, кто пронзает
их объятиями в экстазе признаний в любви
милым. Эти деревья отдолжили у грачей
черных беретов нервы и теперь
носят на голове этот коклюш растаявших
градинок: ударов в калитку открытой груди
дерева.
Много ли нужно спрессованных
пощечинами клеток для проданных
голубей, чтобы они простелили
нам дорогу к знаниям?
Все привыкли смотреть в хрустальный шар
надежд, овеянных пропастью сладкого
уважения.
И только кисточка ветки рисует на окне авто
целые фразы, ставшие целью бедного
моряка, скованного пением сирен.



Ксения КИРИНДЯСОВА


29 марта 2012 года

2012-03-30 | ксения кириндясова

Правда

Как клекот проснувшийся рыбы-летяги медленно потухает снежными хлопьями
на улицах свет.То вздымается,то пропадает волна электрических лампочек
в домах,провожающих автостраду в ее змеиное скалолазанье вдоль
окаменевших теней людей,идущих по ниточкам льда.
Когда прозвенит рассвет:его достойны лишь те,кто сидит,
когда все встают попрощаться с летом.Все сидят,потому что не хотят
склонить головы. Заженный в ракушке отсвет морской влаги,
расстроит наши планы:мы ведь думали,что бессердечие – это
наше достояние,обретенное рыцарскими турнирами,
когда в ночи размываются лица.
Топает по проводам,голубь,пытаясь поймать его канатами на якорь
кита воздуха.
Дрожит счастливо и гордо,чьей-то капюшон,служащий
перевернутой лиственной флягой для грязной от опьянения
чистоты воды.
Еще только по-собачьи ласкается смычок к скрипке,а уже
наши сердца признали:наступит время,когда
не важно будет,веришь ты или нет.
Просто не будет отторжения всего,что подставляет себя
под удар,раскрывая правду.



Ксения КИРИНДЯСОВА
30 марта 2012 года

2012-03-31 | ксения кириндясова
Благородство

Под взмахом шпаг, мы мерялись вопросами к судьбе.
Не велика задача:отвоевать страну,затем чтобы потом
дети смогли гордиться благородством .
Кто знает…Наверное,это так качнулись весы нерасцветшего
дерева,затем,чтобы люди стали вновь как бесплотные
голоса под озверевшей кожей от загара ночи.
Нам надо перестать трудится,как дождь,забывший
кто он,а надо работать,как цветок,единственный
в поле:под прикрытием неги.
Эти озера так пронзительно слушают наши завоевания
маленького мира невмешательства с привкусом
разноцветного туманного шпиона,с градусником вместо
души.
Ах,как мелко нынче идти вдоль реки под руку со своим прошлым.
Оно ведь такое недалекое,как сова,вздумавшая биться о порог
разрушенного дома.
Снова почувствуем сердцем на цыпочках,с шепелявыми пятками
и больными руками.
Нас вдхохновило горе целого мира,где войны стали путем
к уважению старшего.
Благородны дети военных.
И только месяц тает как сотни расстеленных по улицам
плакатов бледноты интернациональной.
Ксения КИРИНДЯСОВА
31 марта 2012 года

2012-04-01 | ксения кириндясова
Несение креста


В несении креста,взятого из киносъемок нет конкурентов.
Достоинство не умирать развеем по опытным грядкам с ярлыками
дат.
Отсупай шагами сухими,как гербарий в альбоме для праздников.
Отступай в кармане держа заветное расстояние дуелянтов.
На таком расстоянии,ставшем младенцем под опекой,удобно
проживать чужие жизни.
Сколько вас – настоящих жизней,которые надобно
выколупывать ножом времен Пилата из раковины –
старухи с единственным даром – трубить,когда
слеп.
Вскоре подменит на посту неба грохот самолетов
стоящий грохот грозы.
Для многих ли стала грозой,выкорчевывающей
деревья без спросу, одна только весть
о прикосновении листка к земле.
Ведь прикосновение дорогого,но чужого,
всеравно что скрытые под пуантами
балерин раны,приведшие сквозь века
Одетту к мысли о пагубе сестры.
Ксения КИРИНДЯСОВА
1 апреля 2012 года

2012-04-02 | ксения кириндясова
Ландыши
Обвивала колонны возникшая музыка.
Как стройная,робкая сирота-королева,
она втиралась бальзамом в спины прохожих,
залечивая раны от невыросших крыльев.
Он играл на флейте и ее перепонки
вдували весь ссор людских разговоров,
словно это было ее пропитанием.
Музыка была какой-то выпуклой как лик
русалки,привидевшийся в ночном море.
Звуки покрывали своей протекцией все пространство.
Кто-то клал бедному романтику монеты.
Монеты рыбьей чешуей покрывали бугристое тело
футляра от скрипки.
Странно,что мальчик использовал футляр
от скрипки,играя на флейте.
Это было похоже на измену,но только
родному.Из-з а того,что колдовство необычного
выявило большую связанность с ненужным.
Падали монеты,как крах империи сокрушает
здания.
И казалось,что это не монеты,а звон копыт молодого
жеребенка,вздумавшего плыть по морю.
И упал в футляр букет ландышей.
Их щупальца были белее сизого взгляда первого снега.
Они напоминали школьниц в глаженных сюртуках,
которых впервые заставили читать.
И это чтение ландышами музыки было дороже,чем все на свете.
Потому что,бросая цветы бедным мы бросаем
жребий судьбе.
Ксения КИРИНДЯСОВА
2 марта 2012 года

2012-04-05 | ксения кириндясова
Двое и щебет

Двое росли,подражая родителям.
Двое родились,одинаково крича и с одинаковыми
пуповинами.
Двое учились в школе,тратя мел на те знания,что потом
послужат лишь поводом для шутки.
Щебетали птицы за окном.
Двое видели Северное Сияние,потому что
очень старались жить.
Двое стояли в долгих очередях,чтобы
вспомнить о нужном.
Двое кружились в вальсе с чужыми людьми,
только вот платья марались.
Двое платили за квартиру,снятую на недолго.
Щебетали птицы.
Двое встретились,когда поссорились с родными.
Двое держались за ключицы друг друга,чтобы
ветер не унес их прочь.
Двое повенчались и жили как брат и сестра.
Двое умерли в один день,когда были выходные.
Вот только щебет птичьий был фальшивым.
В этих краях полуприкрытой лести и равнодушия
больше не царят птицы.
Ксения КИРИНДЯСОВА
5 марта 2012 года

2012-04-15 | ксения кириндясова
Поданная рука

Когда подают руку ты будто милоседствуешь на краю света,
который край для нас всех – малых в подаянии и больших
в мере горя,отмеренного каждому.Если бы мы были маленькими
в горе,то оно миновало бы наши просторы.
Вздох за вздохом вместо дыхания .Пропущенные звонки,потерянные ключи,
скомканные письма…Это станет нашим памятником без цветов.
Это и есть то,что очищает нашу жизнь от зла,делая ее еще более
жестокой.
Что есть зло,когда поданная на Пасху рука как преломленный хлеб:делает
изящно юным,воскрешает надежды и исцеляет от отчаянья.
Вот послесловие этого жеста ложится закатом,закованным в цепи на ель.
И всеравно – лекарь ты или муж дню.
Ты уже продал одно из главных писем – свою волю.
А отражение твоих глаз как бушующая морская проседь.
Все возвращается не накруги своя,но на посеченную землю.
КИРИНДЯСОВА Ксения
15 апреля 2012 года

2012-04-16 | ксения кириндясова
Верному

Как обновляется пажить Христова и его престолы
преткновений,так и ты иди вослед Христу.
Много на свете колокольчиков в поле,которые
как кадильницы в стране,где покинули бога.
Сейчас нервно и протяжно воют провода в поле,
поставленные словно бы для того,чтобы пронзить небо,
лишенное по мнению людей праведного гнева,посеянным
в надежде зарядом электричества.
Выполняя волю родных мы заботимся о них.
Замолкая,когда все вокруг что-то ищут,обретаем чистоту веры.
Надо помнить,что мы расторгая узы греха,падаем,чтобы
потом воскреснуть.
Лишь одно темно,как волос коня,въехавшего в театр
без ездока:доколе будут надмеваться слепые и
сопротивляться подвигом развращенные?
Дотоле,как капли со свечи,упавшие на пол церкви,
вызовут негодование прихожан,погруженных
в слышанье Эвангелия.
Радость моя обрадуй меня!
Еще совсем и немного и не отличить заката
от пожара в поле.
Да тушить закат охота сильнее,чем
тратить поленья на пожар.
Ксения КИРИНДЯСОВА
16 апреля 2012 года

2012-04-16 | ксения кириндясова
Утреннние заботы
И утро не утро и не печалят занавески ветра,приплетшегося
вместе с гостем – голубем без лапок,
если не просишь прощения за то,что ты
все еще не зажег своей звезды отражение
в море ,как уже забушевал шторм стирая
рукописи зари,с чайками вместо оправы.
Ох,эти чайки,как оправа заре,оправа непостоянная,
которую лижет каплями шторм.
Те летают,со своей нелегкой ношей :рыбками-учениками
Христа,которые говорят плывя и не нужно им другой
вести как только той,что Христос всемогущ.
Попробуй как полетай держа в клюве рыб-учениц…
Песок заботится о том,чтобы подставлять шеки стопам людей.
А горизонт слоится как хлопья морской пены.
Будто бы это и есть восхождение к возрасту.
Опрокидывает волна дельфина как чашу с огнем.
Да и тот пылает в прыжке.
Его забота морской овцой прыгать на плечи небу.
Наши дела – убирать с порога капли бриза.
Памятуя: что они лишь горечь древнего,
ставшего слугой современности.

Ксения КИРИНДЯСОВА
16 апреля 2012 года

2012-04-17 | ксения кириндясова
Под кипарисом

Посвящаю императору Нерону

Под кипарисом сидит и поет во сне раб.
Приливы и отливы волн ему убавляют суши
и раб возносит руки,помеченные веревками,
как родинками рода,к небу,прося,чтоб
и его любимая была рабой.
Тогда их сон станет крепче.
А руки в четыре пары возденутся к небесам.
Вот подул ветерок,униженный и романтичный.
Ветер,который вился над бездыханным телом Нерона,
также сострадая,покрывает наши головы венцами
ароматов из далеких краев,где оскорблением
является дурной вкус и чувственная
любовь.
Пронесут выше кипариса какого –то вельможу
на золотом престоле,с золотом хранящим
тайны рабов,которые не могут страдать.
Нероново забытие в игре благоговейно
хранит на лицах красавиц чувство скорби,полной
достоинства.
Как велик этот день,который погубил
Нерона.
И от того на лицах сияет радость:Нерон в небесах
доказывает,что он поет оды которые ,достойны
жертв голубок в храме и поцелуев Солнца
в минуты молитв рабов.
Ксения КИРИНДЯСОВА
17 апреля 2012 года

2012-04-18 | ксения кириндясова

Прошу

Прошу лишь об одном:мне правду как объедки не бросать
в лицо.
И правдой не хвалиться как вельможи,потерявшие рабов.
Прошу лишь об одном:мне правдой не солите слух,
но правду как ягненка,только что постриженного ради только
красоты не губить мыслями о возвращении древнего в смысле
заклания оного.
Хочу чтоб было в свете дня как на торгах,где продают последнюю
лошадку,тайком ее крестя.
Благословляю я тот камень,о который держится плывущий в море,
решивший вновь родится после страшного греха,ныряющего
благословляю без упрека.
И то мнгновение,которое помечено удачей из лучины тлеющей
как радость в этом мире без воды,идущий из ребра Христа.
Мне страшно слышать пенье птиц в клетицах и рев животных,
выходящих на арену.
Не весь ли мир бардак,а отдых от него как скука,где кровь становится
землей?
И не сравнять ли взор тех,кто гордиться как птицы, с лилией под ногами,
израненными стеклом от той бутылки,присланной от моря?
Мне надоело томиться от жестокости названной смирением житейским.
Я в малом могу как в великом наполнятся Северным ветроплясом.
И звать свою стаю звезд к молитве.
Ксения КИРИНДЯСОВА
18 апреля 2012 года

2012-04-18 | ксения кириндясова
Антоний
Был не беден,а скорее отвергнут.
В молитвах просил об одном,
чтобы заря не слепила глаз утомленных
от туманов над городом людей.
Просил о том,чтобы казачья воля была в делах и мыслях.
Спал под домом,на котором были
нарисованы древние звери,всякий раз их боясь и замирая.
Нарисованные а силу кириллицы хранят.
Выпросил у милиционера на день рождения Божьей Матери
кительс погонами,прошептав:»Я за это буду стоять у церкви
и каждого встречать.Все мы войны во Христе.Моя подать –
это чтоб вы не забывали обтирать яблоки о дерево креста».
Целовал ступеньки,ведущие к храму.
Вместо благодарности перебирал в руках самодельные четки,
сделанные из той тряпицы,что бросила ему та странная художница,
которую он считал мамой,рисуя на асфальте классики.
Был он иль не был.
Вот только горб его говорил о послушании.
И крылья однажды проросли.
Его распяли какие-то модные шутники.
Накрыли крыльями.С присказкой:»Мало знаешь- крылья оборвут.
Много – наше дело приземлить».
Вот так.

2012-04-19 | ксения кириндясова
Вечное

В такие ли времена,оседлав фьорды южные ветры
старались простелить каменистое дно моря.
Да волны не давали,превращая ветер в своего
скульптора.Те влюбленные постоянно менялись.
Давали знать о себе в часы летнего зноя легким
тиканьем крылышек стрекоз.
Поливали нас секвои дорогими минутами,
выброшенными из кареты еще во времена древних саг,
как реки вместо домашних животных.
Мерными столбами из марева мы друг друга отдавали
законам этого мира.
И в такие времена наши тени стростались в одну.
И мы как рассорившиеся люди дарили миру
одну и ту жу милость.
Проходили дни такие,в которые можно было
как в щели просунуть руки в рукопожатии привидениям.
Наши сердца бились на перегонки,всегда свободные
и всегда преданные.
Однажды ты из любопытства,не из желания жить вечно,
переступила Стикс.
И стала лишь моим воспоминанием как приютом.
Ты могла,–вырвалось из моих уст.
Ты успела,–произнес Стикс.


Ксения КИРИНДЯСОВА
19 апреля 2012 года

2012-04-21 | Виктория Манагарова
когда осядет пеплом стужа
на бархатистой мглы туман
капелью мелкой врассыпную
клубками града
когда развиднется
простуженный
проспавший долгую зиму природы атом
я узел завяжу из кислорода-
первый запах
в неисчесляемой среде
весны

в заросшей мхом земле
в нетоптанных тропах
сырой погоды постзимы
я буду первой
говорящей
о цветах

Виктория Манагарова 17 апреля 2012

2012-04-21 | Виктория Манагарова
долины в мокрых пеленах
и окунулись травы в пар дождя
на тонких стеблях
с бусин шатких ранняя вода
на жилках не проснувшихся
листков
и капает узоры
первый запах после февраля
семян проросших всход
примятая к земле кущица-
после ливня
первая гроза
не открывая зонтиков
вьюнка
царует радуга

Виктория Манагарова 18 апреля 2012

2012-04-21 | Виктория Манагарова
глубокое синее море
суровый степной ураган
в колючем холодном прибое
тягучие волны восходят к дыбам
качается море клубками
мотает ,вихрует круги
и пенится море дугами
и дуги с небес срывают хвосты-
кометы летят над волнами-
и светится багром вода
топазными днами
танцует луна
и мир открывает
подводный-
упругая тихая гладь
там травы качают
жемчужные отблески
на стеблях
вальсуют
в бахроме кораллы
и мягкую глину песка
полосками усевает
блестящая чешуя
в орнаменте
сотов
таится
в неслышном
дыханьи
икра
и рыба свой путь
провивает
к моменту статичного
сна

Вика Манагарова 19 апреля 2012

2012-04-21 | Виктория Манагарова
на берег
опрокинулся
восход
и солнце
мармеладовое
глядет
соленый запах
водоросль
плетет
и чайки дикие
в погоне за
добычей крячут
и после шторма
в кашице песка
узлов ворсины
берег овивают
ракушек
створки
галька
чешуя-
все путают
в сетях
и сети
оставляют
просачиваясь
в пену
из воды
обратно в
сети
и взбивают
волны
на омываемой
без устали
тверди
жемчужинка
в смягченной
ямке тает

Виктория Манагарова 19 апреля 2012

2012-04-21 | Виктория Манагарова
пружинятся в тяжести ветви
упругого хвойного леса
густая завеса зеленого дня
смыкает затворы
шумного города
доносятся звуки
птенца и первые
взмахи крыла
и первое
взлетное
приключение
с неба на ветки
с повторами
из гнезда
сливается
в трелях
мелодия
соловья
рокочет куница
и птица
жар-птица
запела!
гудит
оркестрово земля-
вздымается
к солнцу
пшеница
коконы
бабочек
свили
вьюнка
гласится
в порывистых
взмахах ветра
дудочка
колокольчика
и первая ягода
к завтраку
муравья

Вика Манагарова 19 апреля 2012

2012-04-21 | Виктория Манагарова
мой сон колышит
ветер пругий-
на ветвях
хвои
дикого леса
я защищенная
покоем ,
качая облака
стихает сена
шелест,
мягко спит трава
и тишина ночного
леса не страшная
кузнечики,
сложив смычки
качают стебеля
шуршит мелодия
из запаха
весеннего-
после дождя
парного
теплая
земля
листва
пахучая
из
эвка-
липто-
вого
масла

Виктория Манагарова 19 апреля 2012

2012-04-22 | Виктория Манагарова
серый мегаполис
бьет дождем витрины
пузыри на лужах
полосы в водах
двигают машины
хлюпают резины
и на шинах твердых
капли теребят

проникая в землю
и вспырснув рекою
твердую поверхность
уличных оков
увлажняет мягкою
собою капля с каплей
в паре,зародясь в поток

набухает вечер
почки на деревьях
распускают мигом
в утро мокрый сад

зародившись жизнью
и прижавшись к ветру
в моросе посевном
первый цветопад

Виктория Манагарова 21 апреля 2012

2012-04-27 | Виктория Манагарова
я танцую в ночи
обнимая воздух
прижимая ветер
и целуя звезды
отдалясь от почвы
я взбиваю небо
в ожиданьи света
я плескаю море
прикасаясь к тверди
я плету дороги
в шелковистый вечер
на свиданье с солнцем
я встречаю утро
жизнь даря восходу
обнимая травы
и колыша поле
я целую ветер
жизнь даря покою
вдохновляясь
жизнью в новом
дне и новом

Вика Манагарова 26 апреля 2012,Киев

2012-04-29 | ксения кириндясова
Окошко

Окошко глядит в окошко и многозвучие света делается радугой,
перекинутой от окна к окну.Теплеет за спиной рюкзак с книгами:
новые знания нелегко отогреть.Падают с деревьев в последнем
приветствии налитые яблоки…
Как на брудершафт пьет лето с осенью свое вино смятений радостных….
Играют на скрипке забетонированной земли смычки дождя.
Но безответно.Лишь жалкий скрип становится признанием земли,
как будто нашей,но международной в своей окольцованностью
машинами.
Заходим голосом в трамвай и моя рука над твоей рукой,державшейся
за поручень говорит:сейчас всех выше мое тиканье сердца.
И останавливается в удивлении наказанный Солнцем воздух:он полон
осколков морского бриза.
Удивительно каким живучим оказывается морской бриз.
Так и мы не должны утрачивать своей сути,расставаясь с любимыми
даже навсегда.
А что такое навсегда?Лишь листик на лисьем хвосте:куда виляет лисий хвост,
стремящийся за добычей,туда и виляет осень.
Знать старость есть охота за жизнью.
Ксения КИРИНДЯСОВА
29 апреля 2012 года

2012-04-30 | ксения кириндясова
Донна Анна
Опускаются на веки тени страшной бойни раньше,
чем приходит в нашу комнату время.
Это били только нашедшихся добрых и молодых
но переставших смирять себя делами птенцов этого века,
восставшего из озера,где утонул батискаф с куклами.
И приголубливали скользкими надломленными пальцами
музыканты нотные папки,вылетевшие из моих рук.
Я больше не буду лгать,что покорился…
Я больше не буду петь о восходе Солнца…
Я просто возьму и вставлю нож в новорожденное дерево
как протест против проклятого полета туда,где
ошибке не достать тебя.
Мне больше некому по утрам рассказывать сказку о том,
что можно стереть со щеки пощечину страсти.
Мои вены давно перестали быть видными.
И вершит в моем теле кровь свой мрачный судебный процесс страшной реальности
на витке глянцевой дороги и странного неба,
с набежавшими толпой облаками.
Одно могу греть на коленях точно:Христос придет.
И поймет все.
Он не станет говорить,что мы безумны.
Он просто,о Донна Анна заберет тебя как куклу.
Потому что куклы умеют хранить мой сон.
Ксения КИРИНДЯСОВА
30 апреля 2012 года

2012-05-01 | ксения кириндясова
Детство

Капает с небес кропление второе,а до земли не достает.
Те дети,которые вначале дней были несведущими в житейском
и от того прозрачные как крыльца пролетевшей над морем стрекозы,
теперь стали удивительно третейскими.Как будто не они приходят в мир,
а мир приходит к ним. И упрямо нагоняют волны со дна моря все то,
что когда-то слушалось славу…А море нынче лихое,оно не видя,прощает,
и не слушая,поет…
Дети этого лета стали презреньем окутывать слипшийся словно вверенный чему-то песок.
Дети стали делать из песка себе одежды:грязные их,глиняные фигурки
словно бы теперь не почернеют от Солнца.Солнечный путь для них закрыт.
Быстро взрослеют…Так и не разобрав почему.
И отлетает о стену их ирисный,зеленый,стрельчатый призыв:не губить лето.
Дети могут говорить непонятно,образно,но они никогда не переживут уже
того,что было отмеряно их взрослым.
И аукают строя песчаные горы,чтобы в песке расцвел цветок.
Их принципы новы – оружие всторону,снимаем войну для историю.
На поле той брани неведимой дети тянутся к небу и оно их
возносит на ешелонные высоты радужной свободы.
Ксения КИРИНДЯСОВА
1 мая 2012 года

2012-05-01 | ксения кириндясова
Море

Окунаются кисти приморских деревьев в море и дождь
кропит детей кроплением вторым,но капли навсегда теряются
в море.
Дети аукают,строя из песка горы и цветы сами расцветают
в песке как прикованность звуков к тому,что вне слов.
Дети окутывают дыханьем берег моря и уже мягчеют волны,
боясь закомплексовано бить по земле:это такое их красивое
наказанье:бить о землю,чтобы все послания осели на дно
моря.Не время их по нашей развращенности читать.
Море нынче лихое:не слушая,плачет и не видя,прощает.
Только раз за разом псы смотрят в море,прося у него дружбы
с дельфинами.И дельфинов выносит на берег.
Это значит,что порой дружба становится роковой и расстояние
куда легче.
Видели наши глаза многое.Только наших глаз вне славы мира
никто не видел.
Чтобы вырастить детей для море немало требуется .
Стать прозрачными как крыло стрекозы,пролетающей
над морем,чтобы капли бриза не ранили кожу крыла.
А капли бриза есть нечто иное как невысказанное право
быть самим собой для вечности.
Пусть даже это право,уносит корабли далеко штормом.
Что ж.Мы порой так упиваемся морем,что забываем
что оно лишь зеркало отдыха столетий от забот мира.
Ксения КИРИНДЯСОВА
1 мая 2012 года

2012-05-02 | ксения кириндясова
Оскорбления

Переносим из прошлого оскорбленья в наш адрес
как свидетельство нашей избранности в настоящее.
Спускают с небес в виде скользких капелек по одному
младенцу,который решил стал рекой,которой нет ни конца
ни начала:все зависит от того с какой стороны ты стоишь.
Корни деревьев хватают добычу – свою землю,а ветви
в плену у света.
На солнечной поляне все холмы какбудто памятники
неузнанной природе,умытой пожарами циганскими
и лихими.
И только сердце почему-то бьется медленно и в руки
отдает холод его бездействия.
Хочется запрокинуть голову вверх и затрубить в рог,
который образован тем ветром,что витает далеко,
не преклонив головы и потому всех устрашает так,
что хазяюшки бьют на счастье посуду.
И это и то,все овальное и острое.Сумрачный отблеск грозы.
И вот он ,примиряющий дождь,который озоном
нас делает рыбками,без чешу й,а лишь бездушными и немыми.
И это счастье.Потому что всеравно нас уже наказали.
Дали нам любовь без греха.И вино без отравы.
Теперь только гляди и укрепляй благословлением поцелуя стволы
молодых деревьев,которые украли из своей родины туземцы,
чтобы посадить на нашей земле.
Рождаемся мы каждые сутки,если отвергаем душевность греха.
И только ласточка в черном портфеле,ставшим телом,
побеждает нашу грубость клевком:гнезда ее и дождь ее.
Знать нам еще долго ждать,пока убежит олень из своего дома
на прогулку.
Ксения КИРИНДЯСОВА
2 мая 2012 года

2012-05-02 | Виктория Манагарова
сладко пахнет мята
клонит ветки древо
тяжестью касаясь
в сгибах ко земле
фрукты сокотворят
набухая вяло
медленно качаясь
сон найдя в траве
раздуваясь плавно
скрещенный трилистно
распускает ночью
нежный цвет пион
разодетый пышно
машет пчелам
быстрым
разукрася
зелень
розовым собой
надышавшись пара
стебли расширяют
в трубах тонкожилых
жизненный простор
и стреляют
в небо,пырская
цветами
и пыльцами
дышит
предмедовый
сбор
сеется гречиха
прорывая
тверди
земленистой
гущи
тонким
ввысь ростом
и брусничный запах
предвкушает вечер

Виктория Манагарова 2 мая 18:00

2012-05-03 | ксения кириндясова
Гора

Было ли большим надломом,надеяться амбициозно
от всех сразу грехов освободиться?
Или взойти на высокую гору,чтобы ее почтить взглядом в небо?
Скрещены руки,скрещены ноги…Нет,я не херувим.
А скорее,чувствую,что весь мир – мое наследие.
И эти горы,хоть бери да покаряй,чтобы по-мужски
подарить любимому цветы.И эти деревья,хоть
бери и проси их поливать водой моря:чтобы они
не погасли.
Что еще надо для жизни–пару слабых гудков земли,
когда прижался к земле,слушая как идет любимый
по земле?
Главное то,как ты колеблешься на ветру:сказать или нет,
пропеть или нет?
Пожалуйста,голубь,сядь у подножия маминых ног.
Она так боится вас,что давно не летает.
А еще – не успокойся,пока не увидишь,что
мир без тебя счастлив,а с тобою – велик.
И не в том дело,чтобы тебе под окно принесли розы,
зная твою привычку свешиваться с окна первого этажа
в поисках спящих злодеев.
Так мило,когда они спят.
Знать сон,это когда Бог тебя не видит,а видит твои мечты.
Знать это время,когда твое имя снова звучит,
а тело в руках у ночи.
Ксения КИРИНДЯСОВА
3 мая 2012 года

2012-05-04 | ксения кириндясова
Космос

Космос покоится с миром.Только взрывы сверхновой
оставляют на моем полуночном окне песчинк пыли.
И я стираю их как обычную пыль.Потому как замок
мой занят другими.Ни разу не удавалось полюбить так,
до взрыва сверхновых газовыми платочками с блестками
в небе,до потери всех грубых,животных чувств,чтобы
жалость смешивалась с печальным смехом,грусть с ликованием
и ощущением,что ты падаешь и гаснешь как звезда.
Мое сердце закрыто.В нем есть множествуо щелей и потому,можно
вставлять ножи,чтобы проверить распадеться или нет.
Нервничаю,если кто-то болеет и принимаю это как должное.
Берегусь от напора знаний,потому что люблю книги.
Знать долго мне придеться собираться на распутье рек по частям,
по маленьким ниткам срастаться,пока не выздоровеет душа.
И то,что болезнь дольше молодости,говорит об одном:любовь
покрывает всех.Вот только кому-то суждено быть рупором этой любви,
кому-то дуть в рупор,а кому-то медленно погибать,чтобы
воскреснуть для настоящего чувства.
Ксения КИРИНДЯСОВА
4 мая 2012 года

2012-05-04 | ксения кириндясова
Гроза

Заплетаются ноги у весенней грозы,что пока не грозит,а лишь
учится грозить всем облакам,что стали лишь негативом того
дождя,который лился на ту землю,по которой не ступал человек.
В начале времен дождь лился не с тем,чтобы люди спрятались по своим
домам,друг друга согревая …В начале времен дожди были единственными
ходаками к Всевышнему:за солью земли,за самоварами вулканов и плюшками
камней, на которые бросались птицы,пытаясь их склевать.
Первые времена :все веточки ежатся,стоит только капельке коснуться края
листка.Все покраям:капельки,ветер и миражи.
Прошли столетья.Мы знаем,потому что падали и разбивались.
Потому что плакали и страдали.Потому что воскресали и летели.
В то же самое мнгновение говорили «Доброе утро»,когда другие
на другом конце земного шара ложились спать.
Это было доброй вестью: не сомневаясь,стоять на пути розы ветров
и сомневаясь,молить,чтобы Солнце промыло
дно моря,слегка его подбирая,как полу платья при взгляде в зеркало …
Те камни уже давно округлились,окуклились,отважились расти,не перемещаясь…
Те камни взывают нас к тихому противостянию с кружкой воды в руках,
обгоревших и пропитанных солью,на лучине дорог,поросших мхом.
Те камни.А эти…?Эти уже не камни,но украшения нам на шею
как знак – все мы соблазнены и потому выходим из мира как из
фонтана лодка.
Ксения КИРИНДЯСОВА
4 мая 2012 года


2012-05-05 | ксения кириндясова
Муж цветочницы
Бывают дни для злобы,когда земля пуста
и ни один цветок не прорастает за окном…
Случается,что сердце нам говорит о многом,
вот только слово мешает это повторить.
Жил муж цветочницы и пил в любое время
года.То счастье запивал,то погоду,то красоты
мира,которые скрылись от понимания.
Ландыши не могли не пахнуть,даже в горшке,
который обычно служит для полива злаков.
Не это ли прообраз молитвы,которая занесена
в Красную Книгу,чтоб ее не срывали те,кто
на время отринул Бога?
Жена его,собирала ленты со всех стран мира:перевязывала
ими цветы,чтобы те запели на незнакомом наречьи,
как бы предугадывая ту струну сердца,что
отдает в правую створку.Не зря наше сердце
слева.Это значит,что оно как бы вырывается из грудей,
говоря:я с тобой,но не верь мне,потому что
я несу родовые муки,вопреки всем законам Писаний.
Муж жены или жена мужа – оба продают себя,
думая,что продают цветы.
Их жаль,вот только это от того,что непорочный аромат
цветов их зовет к призванию– держать сердце горе.
И каждый день как день.А был бы как ночь,
тогда б цветы клали на пороги сиротских домов.
Как знак:ты не потерян,даже если один.
Ксения КИРИНДЯСОВА
5 мая 2012 года

2012-05-07 | Вика Манагарова
расболтанно гильзы стучали
ржавый фатин путал бинты
тревогою лживою стали
гремели и не умолкали фронты
черкались во имя награды
и временной славы
томы - в них земли
вкрая сполосались
и сдались
в плены
и счесывались
тротуары
приказами
колонны поддатливо
шли и верили в то,
что не знали
и не смолкали,
гудели во имя
нежившей страны
и были враги у людей-они сами

Вика Манагарова
6 мая 2012 какое будущее завтра- у века 21?

2012-05-07 | ксения кириндясова
Дворик школы
Идет за бантиком,не важно каким,
гордый мальчик с цветами в руках.
В классе пусто,все празднуют первое
сентября в дворике,гонящим прочь
к учебникам всех тех,кто не растет
ввысь.Как в перерывах между прибытиями
поезда,обсуждают свои судьбы то дети,
а то и взрослые.И кажется,что вот
сейчас гранит науки сам нам поддается,
чтоб делать из него для нетворческой
души – закрылки,для мирных душ – кресты,
а для особых – статуи и памятники.
Потому что особые не надеются попасть в анналы вечности.
Они,учителя,не ради знаний учат нас,
а лишь для тех времен,когда прийдется
расставаться с близкими.
Лишь для того,чтоб не пугались омывать
друг другу лица,словами:»Помнишь как пахли пряники,
когда мы не подготовились к уроку?»,»А помнишь
как мы встречали с радостью идущих
заниматься спортом,когда мы сами были неохочи?»,
«Припоминаешь,как нашли в портфеле признание в любви?»
Воистину,те правы,кто раз за разом учит сохранять
верность преподователям и партам.
Все мы,лишь глина и чем больше лепит нас Создатель,
тем больше мы прощены будем.
Старый дворик не место игры в спорт.
Нет.Это место,где испаряются заботы на лицах
учеников,затем чтобы они заблестели капельками на листках.
Тех самых,что попросили нас упасть,чтоб разгадать
секрет людского обожанья.
Ксения КИРИНДЯСОВА
7 мая 2012 года

2012-05-09 | Вика Манагарова
тугие облака
взбиваясь в пену
плетут колечками
закаты в небо
восход шатается
как бусы плавные
и раздвигается
в полоски дальние
росины катятся
питаясь светом
и отражаются
в лучах
рассвета
зелено-розовой
и желтой рекой
просеясь капают
и держат крепко
огромный шар
в хамелеонном цвете
хранящий в памяти
пред утро в
вечер-трепет

Вика Манагарова 8 мая 2012,Киев

2012-05-09 | ксения кириндясова
Предвкушение моря
Спать,когда на небе такая Луна,неохота.
Я забыла,что значит беседовать при Луне
о том,чего уже не вернуть и от того на душе
благость.
Что значит,идти,обросшему солью,которая
как маленький ловец Солнца.
Надеюсь еще раз бросить монетку в море,
чтобы она была податью тому,что не сгорает,
но тонет.На расстоянии хранить верность морю,
всеравно что кормить чайку подражанием ее крику.
А чайки белесыми заусеницами на руках Всевышнего,
снуют туда-сюда,словно забыли,что значит любовь.
Потому и летают,на море ища пустые корабли.
Но это не то.Совсем другое,страдать по морю,как
по райскому саду,только с волнами в качестве яблока.
Только такой,как ты мог потерять монету в море.
Потому что бросая монету,бросаешь профиль,чтобы
он обернулся – в короне.
Не важно,умеешь ты плавать или нет,важно другое–
понимает ли тебя моря,когда ты теряешь смысл существования.
Ксения КИРИНДЯСОВА
9 мая 2012 года

2012-05-09 | ксения кириндясова
Дню Победы

Вечный огонь не у памятника Победе.
Он в наших сердцах,не чтущих войну.
И есть нечто выше этого,это честь быть
в тех местах,где уже отгремели бои.
Потому что склоны гор,не противятся нам:дают
взобраться лишь цветы срывая,на ту высоту,откуда
пушки гремели.
Сама война – зло.И героизм тех войнов совсем не
дань врагу и не гордыня,делающая нас демонами.
Это сдавленный вопль сердца о том,что оставил
свой дом,а его быть может уже сфотографировали
как руины.
И прощальный марш военных еще долго будет
слышатся судорожной хваткой в горле,
когда мы станем вынимать похожими на рыбок
пулями живьем из людей сердца,душу,достоинство.
Лишь огонь,тот самый вечный,бегает от одного
лица к другому.
Как ни странно,он может утешить,стоит
только взглянуть на него,словно решая:идти
в вечность или нести мир?
Жестоко обманывать себя,что служишь ты Отчизне,
когда убогая старушка с цветами в руках,
не напомнила тебе:есть некая тайна в войне.
А тайна:тот человек,что имеет мужество сложить руки
и молиться,зная,что грешен,о том,чтоб
беда минула своими как бы берущими под крыло объятьями,
уже воин.
Ксения КИРИНДЯСОВА
9 мая 2012 года

2012-05-10 | ксения кириндясова
Насте Теличук

Здесь все так по родному странно.
Ты стоишь под крышей из соломы,которая
воспела в себе много влюбленных,лежащих
на ней.
И цветы у колодца,растут,чтобы можно было их целовать,
наливая воду,и кусты гнутся до земли,чтобы она могла
вдыхать их аромат.
Ты звонишь своей бабушке,а она боится молится,
чтобы ты приехала к ней и не отвечает на твои звонки.
Купол храма блестит кивком в небо,помни,что
ты можешь послав в небо воздушный шар,начертать
свой крест над ним,молодой и резной.
И старый колокол,который покрасили слезами деревьев,
которые били ветра,управляет волнами речки…
Здесь бьется о плечо птица.
И ты грустишь,потому что она уводит тебя в неведомые дали.
Прошу:живи.
И для птиц строй гнезда:ночью 29 февраля…
Я люблю тебя за то,что рисуешь своими крыльями за спиной
пейзажи.
И крылья уже совсем все обмякли:не ждут любимого.
И тогда взмоешь в небо,когда поймешь:лучше не лететь,
а рисовать.
А любимый поймет
Ксения КИРИНДЯСОВА

2012-05-11 | ксения кириндясова
Виктории Манагаровой

Пять утра.Стук поезда оставляет теплые точки черного цвета
на снегу возле дома.Мы спим как цветок ромашка,только знай
выдергивай из сна по лепестку,чтобы загадать желанье.
Фото на память – как старое лето с кузнечиками в траве.
Кузнечики толкают себя коленками в нос,стоит им только
в прыжке заиграть на скрипке своих лап.
А крылья болтаются за их спиной маленькими мешочками,
полными яства – солнечного света,который прищурился,
чтоб его было меньше видно.
Кузнечики как пилоты направляют траву в нужное русло.
А трава блестит,словно собака ее нюхала и оставила капельки
росы на травинках.
Как быстро тает все хорошее: разговоры без притязаний на ангельство
о высоком,озарения надежды и топот радуги,процокавшей
по комнате.
Каждый из нас стал лишь получеловеком,а в остальном минуткой после
трагедий.
Мы все утратили способность дарить что-то с закрытыми глазами.
И приносит ветер во двор листки каштана.
А листки зажимают между струнами своих арф письма без смысла.
Их послал нам друг,тайно хранивший нас от наводнения жгучей страсти.
Ксения КИРИНДЯСОВА
11 мая 2012 года

2012-05-13 | ксения кириндясова
Дельфин

Посвящаю фильму «День дельфина»


Ударяет хвостом по воде,как виноградарь,топчащий виноград
дельфин,грустящий по неволе.
И тонкими вихрями из ниточек,вдетых в коралловые иглы прошивает
воду ветер.
Дельфины стенографируют,о том,что природа стала пиратским полем
боя.И вздымается дельфинья дуга,полусолнце,полумесяц, со звездочкой
вместо глаза…
Дельфинья звездочка видит мир треугольником добра и зла,которые в любви.
Тоскует дельфин,отданный в приданное одной девушке о том,что был у нее в неволе.
Тогда деревья морские были вопросом на кончике хвоста дельфина…
И море сплетничало с песком,всевремя его накрывая ладонью.
Пиратски садимся мы в лодки,которые давно перестали раскачиваться между «да» и «нет».
Теперь лодки не те…
Лодки прошлого столетья как расколотый орех,пропускали в свои щели воду и казалось,что
окажись ты без лодки,то стал бы счастливее от ощущения : впереди море,а за спиной Солнце.
Становятся нашим сном дельфиньи крики в неволе.Они жертвуют собой,чтобы мы видели
сны.
Воистину,лучше пробыть в неволе,чем в том море,где кто-то пролил вместо мирра грязь.
И только дельфины всегда кого-то кличут.
То кличут они наши души,что давно ненужны на земле.
Ксения КИРИНДЯСОВА
13 мая 2012 года

2012-05-13 | ксения кириндясова
Крик дельфина

Посвящаю фильму «Крик дельфина»

Помощь дельфинья настолько беззащитна в своем доверии….
И это лишает его жизни под лопастями военного корабля…
Какой-то человек вез в своем военном корабле материал для
изготовления флейты…И был совсем несведущ:что делать,чтобы
не разрушая мир другого человека делать доброе,что
остается в сердцах?
Немудрено – военные секреты,замешанные на крови,только
потому,что материал для флейты очень ценен.
Они говорят:сейчас совсем бесполезно бороздить морские просторы,
а вот убивать под музыку совсем как для вечности,
которую мы желаем больше,чем любви.
Только дельфины струятся нашими капитанами на корабле,
где каждый забыл границы своего существования в межвидовой борьбе.
Играет флейта на корабле…
Только ради ее единого голоса в море и стоит выживать.
Потому что тот изготовитель совсем не знал,зачем нужно спасаться,
если вокруг столько тех,кто будучи спасенными,считает себя героем?
И дельфиныи стаи несут наш корабль на своих плечах.
Готовы они помагая,попасть под лопости корабля.
Ксения КИРИНДЯСОВА

13 мая 2012 года

2012-05-13 | ксения кириндясова
Крик дельфина

Посвящаю фильму «Крик дельфина»

Помощь дельфинья настолько беззащитна в своем доверии….
И это лишает его жизни под лопастями военного корабля…
Какой-то человек вез в своем военном корабле материал для
изготовления флейты…И был совсем несведущ:что делать,чтобы
не разрушая мир другого человека делать доброе,что
остается в сердцах?
Немудрено – военные секреты,замешанные на крови,только
потому,что материал для флейты очень ценен.
Они говорят:сейчас совсем бесполезно бороздить морские просторы,
а вот убивать под музыку совсем как для вечности,
которую мы желаем больше,чем любви.
Только дельфины струятся нашими капитанами на корабле,
где каждый забыл границы своего существования в межвидовой борьбе.
Играет флейта на корабле…
Только ради ее единого голоса в море и стоит выживать.
Потому что тот изготовитель совсем не знал,зачем нужно спасаться,
если вокруг столько тех,кто будучи спасенными,считает себя героем?
И дельфиныи стаи несут наш корабль на своих плечах.
Готовы они помагая,попасть под лопасти корабля.
Ксения КИРИНДЯСОВА

13 мая 2012 года

2012-05-14 | ксения кириндясова
Мерлин
Посвящаю Мерлин Монро
И сегодня я ничего не увижу.
Только звоню во все двери и во все телефоны,
чтобы узнать что-нибудь о тебе.
Этот дождь совсем не подходит под цвет моих глаз
и дорожка ковровая это тот ложный путь,что усыпан розами.
Милые мои короли и королевы,вы обречены
не разбирать строк псалмов,которые звучат в церкви в часы вашей
коронации.
И я потеряла свою диадему из голого детства,маминых откровений и папиных
пожеланий на ночь.
Да и было это хоть чем-то для моей надежды?
Как хочется,чтобы папа пожелал спокойный ночи.
Это всеравно что крупная птица,не падающая со своей ветки даже когда
дерево пилят.
Сон для меня самое страшное.Потому что все они,мои мужья,картами
разбросаны в моей голове и каждый охладил морозом по цветку из моего
детства.
Не надо стучать в мои двери,иначе я воспарю к облакам и закричу слезно.
Под моей кроватью только клетка с птицой,да портвейн.
Когда напиваюсь,есть что прятать,стоя на улице под холодным ветром.
Ловлю прохожих,чтобы поцеловать их в шеку.
Быть может так они что-то поймут,а меня не запомнят.
Мое имя – больное детство.
Моя семья – это вы.
И я никогда не увижу Мессию.
Уж потому,что мама сказала:»Ты – моя ошибка».
Пишите мне письма.
Я буду накрываться ими как одеялом.
Не холодно.
Очень низко.
Ксения КИРИНДЯСОВА

14 мая 2012 года

2012-05-26 | Виктория Манагарова
курчавится по ветру сено
в полете клубится трава
и крутится в ожерельях
ворсинная зелень
от солнца сушенная
легкость
дичалого злака
в движении мотылька
в освобождении
зародка,впитавшего
лето
расчесано небо
кудряво
-небрежные
облака
и каплями
с моросью
туча
сплетает
просветы
грядущего
грома

Виктория Манагарова 26 мая 2012

2012-05-30 | ксения кириндясова
Гроза
За моей спиной разворачивается ковер грозы и сеет она
ударами песка какие-то цветы.Признаю,что не умело двигаю
ветра колонны из лилий своим нюхом.Пишу по морозным
дорогам слова,нужные в минуты послесловий,которые как море
вытекают из чаши неба.И понимаю,что если бы на планете
не осталось лунок для дождевой влаги,то пришлось бы много
смеятся,пока ты не высмеешь слезами эту пустоту отчужденья.
Алкать,как опущенный в воду пес,чего-то вне граней оценок влюбленной
в боль карты прошлого.Проходит насквозь через сачок сердца куколка
бабочки,родившая крылья-детей,которые поднимут ее из забытия.
И сходит на нет круглый день,как будто его касались щедрые
руки ядовитых растений.Будем же высказываться,теряя
на мнгновение спасение,чтобы другие поняли:мы не напрастно
ждем жизнь к себе на раут.И не напрастно цветут наши глаза,
словно бы для того,чтобы их перед смертью кто-то
полил.
Ксения КИРИНДЯСОВА
30 мая 2012 года


Оставить комментарий