humankind in the face of a future mika leyan

 


    Мика Леян

Человеческий вид перед лицом будущего


    Возможна ли жизнь в космосе? Как увеличить шансы Земли на терраформирование её пространства?
И если внеземные цивилизации будут найдены, каким будет сценарий отношений современных людей с ними?
Эти горизонты и не только доступны нам для понимания посредством «Великого фильтра» — космического секрета,
открытого за 4 года до нового 21 века.

 


Робин Хэнсон, автор теории «Великого фильтра», сообщает,
что развитые цивилизации рано или поздно уничтожают себя,
чем и объясняется их видимое отсутствие в космосе. Великий фильтр,
находящийся между мёртвой материей и технологически
продвинутой космической жизнью, задерживает в себе высокоинтеллектуальный
 росток цивилизации, препятствуя его превращению  в дерево космического уровня.
В результате, как полагает Хэнсон, это приводит к закату цивилизации,
вследствие чего мы не наблюдаем в обозримой Вселенной признаков жизни [4].
Однако теория Хэнсона не принимает во внимание тот факт,
что «отсутствие доказательств какого-либо факта не является
доказательством отсутствия этого факта»,
как говорил астроном Карл Саган [5].

 

Наблюдаемая Вселенная насчитывает 13.799 миллиардов световых лет, 

согласно модели ΛCDM [3] и она расширяется с ускорением.
Существует ещё Вселенная, которая располагается за наблюдаемой
зоной и о которой нам ничего не известно.
Единые для всего мироздания законы математики ещё
не могут решить все поставленные земной наукой вопросы,
что делает возможными предположения о фантастическом многообразии
развитых цивилизаций, которые в том числе могут быть для нас незаметны.
Соответственно, нет оснований полагать, что великий фильтр никем не преодолён.

 

Хэнсон ставит основополагающий вопрос:прошли ли мы его?                                                                                                                                

Если мы не прошли его, то самое сложное ждёт нас впереди.
Одно из основных указаний учёного состоит в том, что чем легче жизни
было обосноваться на Земле, тем сумрачнее её шансы на будущее.
Чем уникальнее для жизни нам нужны условия,
тем меньше шансов у нас пройти Великий фильтр
и тем больше уничтожить собственную цивилизацию.
Хэнсон ведёт к тому, что нам следует пересмотреть
законы биологии, астрономии, физики и прочие, ибо,
вероятно, мы не сможем колонизовать космос.
Какой-то из открытых или ещё не познанных законов
закрывает нам врата к приспособлению во внешней среде,
что является небезопасным для выживания человечества.
Возможно, какая-то из эволюционных ступеней зарождения
и развития земной жизни, приведенная Хэсоном с опорой
на научное наследие, генетически не приспособлена ни
к какой другой среде и ей суждено начать
и кончить на Земле. Ею же учёный гипотетически объясняет
отсутствие иных признаков жизни в наблюдаемой
Вселенной, или Млечный Путь был бы заполонён прочими цивилизациями.
Однако, согласно учёному, возможно и обратное: мы вышли в космос,
в котором нет следов ни одной цивилизации больше, что может
быть сигналом о преодолении фильтра. Хэнсон, в попытке разрешить
парадокс Ферми о существовании внеземной жизни [1],
создал новый парадокс: мы выходим в космос,
где нет следов других цивилизаций,
но именно отсутствие других цивилизаций говорит о том,
что выйти в космос невозможно.
Так реально ли колонизировать космос?

 Вполне уместным будет заметить,
что за миллиарды лет существования Вселенной вполне могли
сформироваться более развитые цивилизации и выйти на третий -
галактический - уровень шкалы развития цивилизаций Кардашова [7]
предположительно искривив, как допускает в документальном фильме
«Наука и техника: первый контакт» Мичио Каку, ткань пространства
и времени для более удобного передвижения между небесными телами,
и не афишируя своё существование из обыкновенной
 стратегии равновесия Нэша [10].
До тех пор, пока мы не знаем их, они не знают нас, но как только
мы узнаем их, они обратят внимание на нас.
И тогда ни у одной из сторон не будет гарантии,
что её территория останется неприкосновенной.
Наша сторона пойдёт на повторный контакт и, согласно теории игр,
более чем вероятно, что и их сторона сделает то же самое.
Мы обе исключим вариант тотального бездействия в надежде
на мир по умолчанию и согласимся поделить космическое пространство
50 на 50, сохранив возможность альянса. Но чтобы выйти на этот уровень,
сохранить его и упрочнить, мы действительно должны преодолеть Великий фильтр.

 

     Чтобы сделать это, стоит подумать от обратного:
не какие эволюционные шаги приводят к колонизации,
а что мешает тем эволюционным шагам, что могут быть,
вывести нас на более высокие уровни упомянутой шкалы?
Ведь существует минимум один эволюционный шаг,
не упомянутый Хэнсоном, но априори не нуждающийся в научном
подтверждении своего существования, только лишь —
 в своём фактическом отсутствии.
И он является определяющим не
только для освоения космоса, но и жизни на Земле.
Эволюционный шаг, о котором говорится — идентификация человека
с человеческим видом. Человек не принадлежит к человеческому
роду осознанно. Он скорее идентифицирует себя со своей
группой, нежели с человеческой семьёй как таковой.
Отсюда на протяжении всей истории происходило большинство
земных коллизий, включая братоубийственные войны,
а в свете будущего наступают кровопролития за ресурсы,
рискующие масштабными развёртываниями
к 2050 году по прогнозам Ричарда Уотсона [11].
Виновником таких условно альтруистических для
человеческого сообщества тенденций
является гормон и нейромедиатор окситоцин,
как установила группа голландских исследователей
во главе с Майклом Хандграафом
в журнале PNAS в 2010 году [2].
Учёные методом пяти экспериментов доказали
 свою гипотезу об обеспечении окситоцином фанатической
внутригрупповой привязанности с, как оказалось,
асимметрично вытекающей из неё межгрупповой неприязнью,
которая проявляется как агрессия в случаях,
когда интересы группы нарушаются.
Таким образом, получение доказательств
о способности гормона любви
провоцировать ненависть поставило под вопрос
безотносительность вырабатываемой им любви
 и альтруизма как такового,
утвердив существование только парохиальной
его разновидности — ограниченной
исключительно своим кругом.
Стоит заметить, что внутричеловеческие
групповые деления априори не носят
такого характера, как деление животного мира
 на семейства псовых и дикобразовых, среди прочих.
Каннибализм в человеческом мире — явление ему противоречащее.
Как замечали в изложении принципов классификации народов
Айзек Азимов и Уильям Бойд, люди — представители единого вида,
и их деление на расы есть не более, чем человеческий аналог
собачьих пород [9]. Этот пример демонстрирует то,
насколько условна человеческая стратификация, нередко
являясь плодом субъективной реальности.

    Оптимально будет предположить, что великий фильтр впереди
и он преодолим, но мы можем его не одолеть.
У нас сейчас есть все предпосылки, чтобы результатами своих
достижений себя скорее уничтожить, чем усовершенствовать.
Ахиллесова пята человеческой цивилизации в том, что понятие
человечности на практике условно и непостоянно.
В 21 веке постмодернистского бума, когда истина покоится
на алтаре множества противоречивых нарративов,
разрушающих целостность как в понимании различных
аспектов универсума, так и в самовосприятии
членов человеческой семьи, людям, как никогда,
нужна культура созидательного мышления.
Такая культура пробьёт рассветом ночь кризисного
сознания своим стремлением к добру и его оттенкам.
Колебания маятника [6] между его полутонами положат
начало новому социальному периоду — Бриллиантовому веку [8].
 Каждый человек сможет стать мастером и, взяв алмаз своего
банка данных, выгравировать из него бриллиант. 



Список литературы:


    1.Jones E. M. ‘Where is Everybody?’: An Account of Fermi’s Question. — Los Alamos National Laboratory, 1985. — 12 p.
    2.Oxytocin promotes human ethnocentrism // Carsten K. W. De Dreu, Lindred L. Greer, Gerben A. Van Kleef,
     Shaul Shalvi, and Michel J. J. Handgraaf. URL: http://www.pnas.org/content/108/4/1262.full
    3.Planck Collaboration (2015), Planck 2015 results. XIII. Cosmological parameters (See PDF, page 32, Table 4, Age/Gyr, last column).
    4.Robin Hanson. The Great Filter — Are We Almost Past It? URL: http://mason.gmu.edu/~rhanson/greatfilter.html
    5.Sagan C. The Demon-Haunted World: Science as a Candle in the Dark. — Chapter 12: The Fine Art of Baloney Detection.
    6.Вермюлен Т., Ван ден Аккер Р. Заметки о метамодернизме // METAMODERN. URL: http://metamodernizm.ru/notes-on-metamodernism/
    7. Каку М. Параллельные миры. — София, 2008. — 416 с.
    8. Манагарова В. Бриллиантовый век. — К. : Издательский дом Дмитрия Бураго, 2015. — 120 с.
    9. Расы и народы. Ген, мутация и эволюция человека. Айзек Азимов, Уильям Бойд. — М.: Центрполиграф, 2005 — 208 с.
    10. Теория игр: учебник / Л. А. Петросян, Н. А. Зенкевич, Е. В. Шевкопляс. — СПб.: БXB-Петербург, 2012 — 432 с.
    11. Уотсон Р. Файлы будущего : история следующих 50 лет. — М. : Эксмо, 2011. — 352 с.